Кира Оксана Валарика
"Над нами только небо" (Диран)
В этот вечер моё одиночество стало как никогда резким. Низкие тучи закрыли небо, капая мелким дождем. Люди с улиц разбежались, от чего появилось ощущение, что я одна на этой планете. Одна. Это ведь так правдиво звучит. Холодный ветер дует в спину, пробираясь под пальто и скользя по коже ледяными пальцами.
Холод. Одиночество. Грусть. Боль.
Я бреду домой, низко опустив голову, кутая лицо в шарф. Моя жизнь так похожа на этот вечер. Такая же серая и промозглая. И как бы мне не хотелось тепла, я навсегда останусь в этом темном одиночестве...

Тихое, жалобное «мяу» врывается в мысли, заставив вздрогнуть. Взгляд натыкается на дрожащий под мигающим фонарем комок шерсти. Когда я приближаюсь, он сжимается еще сильнее и замолкает, испуганно глядя огромными желтыми глазищами. Не убегает. Почему?
«Ты хоть кота заведи, не так одиноко будет». Так сказала мне на днях коллега, вдыхая нежный аромат роз, присланных очередным воздыхателем.
Помнится, я тогда сказала, что слишком молода для этого.
Она покивала и ушла ставить цветы в вазу.

В принципе, я еще слишком молода и для отчаянья. Но оно-то уже в душе. Так почему бы и кота не завести?
- Кис-кис, - я наклоняюсь к нему, со страхом протягивая руку. – Не бойся, я тебя не обижу.
Он на миг прекращает дрожать, несмело вытягивает шею и обнюхивает руку.
Я осторожно касаюсь его головы, поглаживая между ушей.
- Пойдем, - осторожно беру его на руки, только тут, после того, как он прошелся когтями мне по пальто, замечая кровь на потревоженной мною передней лапке. – Бедняжка.

Принеся его домой, я осторожно, вслух уговаривая его потерпеть (с громадной надеждой, что он меня понимает), я обрабатываю ранку и осторожно забинтовываю. Он задумчиво смотрит на бинт и принюхивается.
- Завтра у меня выходной, я отнесу тебя в ветклинику на осмотр. Да и документы нужно на тебя сделать. Ведь ты теперь будешь здесь жить, - под конец монолога я замечаю, что на полном серьезе говорю с котом как с человеком.
Возможно, мне не так уж рано заводить кота. Думаю, даже в самый раз.

Грустно улыбнувшись своим мыслям, я ухожу на кухню, обреченно продолжая говорить с котом:
- У меня нет корма для тебя, прости, не думала, что заведу животное. Но могу предложить молока. Вы, кошки, ведь любите молоко? – уже наливая его в блюдце, я бросаю вопросительный взгляд на приковылявшего следом звереныша.
Он задумчиво склоняет голову набок, глядя на меня.
Сейчас, когда он согрелся и успокоился, он кажется намного больше, чем тогда, под фонарем. Думаю, если привести всклокоченную черную шерсть в порядок, он будет очень красивым.

Поставив на стол блюдце, я подсаживаю его (хоть меня всегда и учили не пускать котов на стол) и сажусь рядом:
- После клиники, думаю, нужно будет зайти в магазин, купить тебе кошачьего шампуня. И нормальный корм. И расческу. Приведем тебя в порядок, будешь просто красавцем. Ты больше не будешь один, - я печально опускаю голову на сложенные руки, - Ты ведь был там совсем один, да? - он касается меня головой где-то в районе локтя, словно бы соглашаясь. – Знаешь, сегодня мне очень одиноко. Я по жизни никому не нужна, - он снова касается лбом руки, толкая. – Ну, может кроме тебя, - я на миг поднимаю голову, потом снова роняю ее на сложенные руки. – Жаль, что ты не парень.
Последнюю фразу я произношу почти шепотом, закрыв почти готовые заслезиться глаза.

И готова поклясться, что на миг мне на плечи легли руки, а затылка мягко, почти невесомо коснулись губы. Вздрогнув, я вскидываю голову, но все в порядке. Только кот теперь с другой стороны сидит, отвернувшись и прижав уши к голове. Показалось? Наверное, я слишком устала. Или слишком замечталась.
Ссадив кота на пол, я ужинаю приготовленными с утра макаронами (разогретыми и не совсем вкусными), и ухожу смотреть телевизор.

Кот сидит рядом, тихо мурча от поглаживаний. Он такой теплый и мягкий. Кусочек тепла в моем холодном мире. Я печально улыбаюсь, устало ложась на бок, и перекладывая его к животу. Он сворачивается клубочком, прижавшись ко мне.
- Нужно будет придумать тебе имя, - уже сквозь сон бормочу я.
Он не реагирует. Наверное, уже спит.
«Завтра так много дел», - проносится у меня в голове под рекламу кошачьего корма, и я засыпаю.

***


Я прихожу в себя от нежного поглаживания по волосам, легкого касания губ ко лбу и почти неслышного шепота «просыпайся». Ну, почти прихожу. Оставшись в мягкой полудреме, я вижу прекрасного черноволосого принца у лакированной кареты. Вдали громыхает гром, так похоже на звон кастрюль из кухни… Я резко сажусь, откинув теплый плед. Стоп, что? Откуда плед? Я же помню, что не брала его! Звон повторяется, на этот раз сопровождаясь шипением.
Ах да, я же вчера принесла кота. Наверное, это он на кухне шалит.
- Эй, - я встаю, все еще сонно пошатываясь, и, кутаясь в плед, и ковыляю на кухню, протирая на ходу глаза. – Ты что творишь там, маленький безобразник?
- Ой, прости, я разбудил тебя? Я просто соль искал…

Я замираю. Мужской голос с легкой хрипотцой. Приятный. Из моей кухни. Что?! Я убираю руки от моментально округлившихся глаз, натыкаясь взглядом на стоящего посреди моей кухни парня. Черные волосы со стрижкой а-ля «Бог Ято», черный костюм с фигурной строчкой, желтые глаза. В правой руке – моя сковородка. Пару секунд мы смотрим друг на друга. Он – вопросительно. Я – испуганно.
- Т-ты кто? – снова обретя дар речи, заикаясь вопрошаю я.
- Я – Нейт. Ты меня вчера принесла сюда. Да, - он широко улыбается, демонстрируя небольшие клыки. – Спасибо за спасение. И за кров над головой. Хотел вот тебе успеть завтрак приготовить, - улыбка слетает с его лица, сменяясь виноватым выражением. – Да вот разбудил ненароком.

- Я-я к-кота принесла, - делая шаг назад, сообщаю я.
- Ну-у, как бы это… я не совсем кот, - немного смутившись, отзывается он. – Точнее да, я кот! Иногда… бываю.
- Что ты несешь? – ступор постепенно переходит в истерику. – Как ты попал сюда? Что тебе нужно?
- Спокойно, - он безоружно выставляет руки ладонями вперед. Замечает в руке забытую сковороду, быстро ставит ее на стол и повторяет жест. – Я понимаю, в это сложно поверить, но я говорю правду. Ты сама принесла меня сюда вчера. И сказала, что теперь это мой дом. Разве не так?
- Я говорила это коту! А ты не кот!!!
Он печально вздыхает и на миг его окутывает облако тумана. И вот уже на его месте сидит вчерашний кот, печально опустив мордочку. Потом снова туман и снова парень.

- Как же так? – я начинаю задыхаться, обнимая себя за плечи дрожащими руками.
- Тише, тише, - он вмиг оказывается, рядом, подхватывает падающий плед, снова меня укутывая и заодно обнимает, мягко прижимая к своей груди. - Все хорошо. Тебе не нужно меня бояться. Ты спасла меня, я обязан тебе. Это ведь не так плохо, что я человек, да? Не нужно идти к ветеринару, покупать кошачий корм, и прочие растраты тоже не нужны, - он поглаживает меня по волосам, успокаивая, потом легонько касается губами макушки. – Да и ты сама ведь вчера говорила «жаль, что ты не парень». Считай, что твое желание исполнилось. По мановению волшебной палочки, или как там говорят, - он отклонятся, заглядывая мне в глаза и слегка заискивающе улыбаясь. – Порадуйся этому. Ведь я рядом, ты больше не одинока.
И я смотрю в эти желтые глаза с явно вертикальным зрачком и понимаю, что не боюсь. И что мне тепло и уютно в его руках.
Как не было еще никогда в жизни.

@темы: Моё желтоглазое чудо