Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цитадель глава 1 (список заголовков)
14:24 

Темная Цитадель. Из пепла к сиянию.

"Над нами только небо" (Диран)
Глава 1 Истоки (продолжение запись 13)

Я не видела Дэниэла более полугода, но та «последняя» встреча – лишь мимолетный взгляд проходящих мимо людей. Так, чтобы мы сказали друг другу хоть слово, прошло… да, это было в тот самый раз, когда он отговаривал меня идти к Руинам (так теперь называется место, где раньше была Цитадель). По возвращении я так и не решилась ему признаться, что чуть не погибла в той схватке. Что выжила по неизвестным причинам, хотя должна была умереть. Что он был чертовски прав, когда говорил, что это дело меня убьет. Более того, я старалась избегать встреч с ним из нежелания ему врать, но и невозможности сказать правду. И вот сейчас, когда мы едем бок о бок, во мне время от времени возникает страх, что он спросит. Но я напоминаю себе, что на самом-то деле не обязана отвечать. Он мне никто. Да, именно никто. Просто знакомый, которому нельзя смотреть в глаза. Он так и не стал для меня другом, не является родственником, а о некой романтике и речи быть не может. Просто знакомый, перед которым я не должна отчитываться.
- Привал!
Даже приказ он отдал спокойным голосом, лишь немного громче, чем говорит обычно. Это парень никогда не кричит? Интересно, его вообще можно вывести из себя? Взбесить, обидеть, заставить растеряться? Хоть как-то пошатнуть ту гранитно-алмазную плиту уверенности и спокойствия, на которой он стоит намертво приклеенными ногами?
- Что? – спокойный вопрос и прямой взгляд заставляют меня моргнуть и осознать, что я уже некоторое время слежу за ним с сосредоточенно-задумчивым выражением на лице.
- Ничего, – я спрыгнула с коня с видом, словно ничего не произошло. – Надеюсь, у вас есть нормальная еда?
- Арнон поймает нам ужин. – Темный указывает на одного из своих ребят.
Тот тут же кивает и уходит в лес.
Я оглядываюсь. Место для ночлега выбрано шикарно: небольшая полянка в стороне от дороги, но не слишком далеко. В центре – круг из камней – путешественники любят это место и даже устроили для удобства кострище. Если честно, я бы никогда не выбрала столь известную всем стоянку. Да и по дорогам я редко хожу. Но на то они и стражники, чтоб поступать противоположно наемникам.
Коня у меня забирают сразу. Толи боятся что сбегу, толи что он ко мне привыкнет. И вообще меня ни к чему не допускают. Чтож, прекрасно. Устраиваюсь в сторонке, привалившись спиной к дереву, и наблюдаю за суетой моих «пленителей». Ребята работают слаженно и быстро, Дэниэл им что-то показывает и вообще координирует действия. Обращается по именам. Именно это причина столь внимательного моего наблюдения. Десятка Темного – мужчины одного типа сложения (ну, различия конечно есть, но до жути незначительные). Одежда одинаковая – облегающие брюки и куртки, перчатки, головные уборы и повязки на лице. Если бы не знаки короля их спокойно можно было бы приять за разбойников. То, как спокойно он их различает, говорит о том, что он уже давно с ними работает. Это сильно удивляет, учитывая его возраст. Я никогда не видела лиц его людей. Кто они? Сколько им лет? Они его друзья с детского сада? Мне вдруг до жути захотелось все это выяснить. Но я лишь тихо наблюдаю. Особое внимание привлекает Дэниэл – единственный, кто не носит маски. Он уверен в себе и спокоен как всегда. И как всегда чертовски красив. Не понимаю, как можно трое суток не спать и остаться столь привлекательным? Может он не человек? Но я знаю этого парня – он стопроцентный человек. Столь хорошо никто не смог бы скрываться. Тем более что король никогда бы не взял должность главы тайной службы никого, кроме человека. А значит, Дэниэла проверили по всем статьям и признали в нем человека. Может они как-то умудрились пропустить ген эльфа?
От столь занимательных размышлений меня отвлек тот факт, что предмет моих размышлений идет в мою сторону со странным выражением на лице.
- Анима, пожалуйста, перестань сверлить меня взглядом, – мягко просил он, подойдя максимально близко.
Пару секунд я просто продолжаю на него смотреть снизу вверх. С такого положения он кажется дико высоким (он и так выше меня, но остальные бы охарактеризовали его рост не таким уж и высоким).
- А что мне еще делать? – добавляю в голос намек на раздражение.
- Просто перестань за мной следить, хорошо? – он слегка приподнимает свои прелестные брови в вопросительном жесте. – Это отвлекает.
Я уже хотела ляпнуть, что-то весьма не разумное, как из леса влетел Арнон с криком «Монстр!»
Я моментально вскакиваю, но замираю, шокированная реакцией Дэниэла. Он меня… защищает?
Дело в том, что первое, что он сделал - это развернулся и замер в боевой стойке. Так, что я оказалась за его спиной, под защитой. Обалдеть, честное слово!
Но тут из леса выскочил тот самый «Монстр». Это был оборотень. Точнее оборотень-медведь, класс Б (имеющий «боевую» ипостась). Еще точнее это был Арк – мой заклятый враг.
Десятка сработала слаженно и быстро – нас с Дэниэлом окружили защитным кольцом, которое тут же ощерилось взведенными арбалетами. Но я знаю, что это все бессмысленно.
Моя рука ложится на плече Темного:
- Дэниэл, - я говорю тихо и спокойно, можно сказать даже мягко. – Вы должны остаться здесь и ни в коем случае не вмешиваться в бой. Даже если я буду при смерти. А еще лучше – бегите.
Он поворачивает ко мне голову. И меня на секунду выбрасывает в прошлое – такой же взгляд был у него тогда, когда я уходила к Руинам.
- Я не дам тебе сражаться с ним одной.
- Дэниеэл, - в моем голосе проявляется сталь. – Я наемник экстра уровня. Одиночка. Если вы влезете, то и сами погибнете и мне не дадите драться по полной. Поэтому сидите здесь и не рыпайтесь!
Надо отдать должное Арку – он лишь ходил туда-сюда, пытаясь найти брешь в частоколе арбалетов и непрестанно рычал.
Я выхожу из под защиты, медленно вынимая клинок из ножен:
- Если рыпнется – держите, – эту фразу я адресую людям Дэниэла, хоть и не думаю, что они меня послушаются. Подхожу ближе к оборотню: - Зря ты пришел, Арк.
Он смеется. Хоть это совсем не похоже на смех – его тело характерно подрагивает, но из горла вырываются лишь короткие взрыкивания. Столь деформированное горло не в состоянии смеяться.
- Я побеждал тебя раньше, - его голос сильно изменен, а слова почти не понятны. – Теперь я тебя убью.
Бедняга, он встречался со мной еще до Руин.
Медведь нападает. Просто бросается ко мне с рыком и раззявленной пастью. Вообще-то, на этом наш бой и закончился бы – теперь я могу двигаться с достаточной скоростью, чтобы просто вогнать ему в горло меч. Проблема заключается в одиннадцати парах лишних глаз, неотрывно за мной следящих. Если они увидят мою возможную скорость – я точно буду заперта в лаборатории. И это не считая мучительной боли, которая последует за столь сильным напряжением. Поэтому я просто откатываюсь кувырком в сторону, походя резанув его по правой передней лапе. Оборотень воет от боли, но тут же пытается подмять меня под себя и затоптать. Вскочить я не успеваю, но вот снова перекатится и толкнуть его ногами в бок – да. При соприкосновении с ним из моих подошв снова выдвигаются маленькие лезвия, тут же защелкнувшись назад. Но он снова воет и заваливается набок, позволяя мне подняться на ноги. Мы вскакиваем одновременно, но теперь не спешим нападать. Он понял, что я слегка подучилась за прошедшие три года, а я не буду нападать первой. Кружим по поляне, не сводя друг с друга глаз. Мысленно прикидываю, как бы мне его завалить и не упасть потом с криком боли. То, что подобное видел Дэниэл еще не значит, что данный факт пойдет по ушам. Но вот если это увидит еще и его десятка... Кто-то, да проговорится. Не хочу потом убивать людей Темного. Просто не хочу.
Арк снова нападает. Теперь он действует с долей стратегии – сначала делает ложный выпад, тут же отскочив назад (неужели он действительно рассчитывал, что я ударю пустоту и откроюсь?), потом нападает уже всерьез, замахиваясь лапами. Отточенным движением отскакиваю назад. Он естественно ловит пустоту и подставляет спину. Недолго думая, вгоняю в нее клинок по самую рукоять. Вот именно, что недолго думая – в сердце не попадаю, он дергается, и я падаю, оставив меч в спине медведя. В стороне слышится вскрик – Дэниэл! Ох, как же это отвлекает! В результате замешкавшись на миг, я не успеваю вскочить на ноги. Медведь нападает. Я встречаю его морду вскинутыми ногами и изо всех сил толкаю его ступнями, снова резанув мелкими лезвиями подошв. Удар такой силы явно аукнется мне после боя, но выбирая между смертью и раскрытием, я выбираю раскрытие. Но медведи – страшно сильные животные. А оборотни медведи – вообще слов нет. Поэтому моего удара хватает только на то, чтобы отшатнуть его. Ох, мне придется поднапрячься, чтоб завалить его. Но… ответ приходит неожиданно:
- Дэниэл! – я снова бью ногой в медвежью морду, чувствуя, как в глазах начинает разгораться зеленый огонь. – Уводи людей!
- Я не брошу тебя! – в его глазах гранитная упертость.
- Уводи! Людей! – я кричу. Кричу раздраженно и приказным тоном.
Ну же, Темный, ты ведь не будешь со мной спорить?
На миг он замирает, явно борясь с собой, потом кивает:
- Уходим!
Отрад слаженно растворяется в лесу. Мой маневр приносит неожиданный результат: медведь замирает, явно удивленный моим поведением.
А, ну да, со стороны это выглядит как странность – прогонять помощь, а не просить ее. Но он еще не знает…
Я поворачиваю к нему голову. В глазах – зеленый огонь:
- Поиграем? – голос становится чуть ниже, проявляется хрипение.
И я отпускаю свою силу. Да, после боя я взвою от дикой, разрывающей боли, но сейчас на моих губах убийственная улыбка – я вышла на охоту!
Резкий удар ногой – медведь заваливается на бок. Его реакция заторможена удивлением – он не ожидал света в моих глазах. Но он быстро приходит в себя – я успеваю выхватить кинжалы (сегодня я достала второй), но не успеваю нанести удар. Замираю в стойке с кинжалами наизготовку. Арк снова атакует… Мы выкладываемся по полной – никогда не использовала столько силы. Чую – аукнется мне все это, ох, аукнется. Но сейчас меня захватывает какой-то азарт боя. Уже не хочется просто убить противника – хочется драться. Я не стараюсь ему навредить – я стараюсь принести ему боль. Легкие надрезы кинжалами – дикий вой медведя, как музыка для ушей. Он старается меня достать, но я слишком быстра. Ох, если бы я так дралась с тем трехголовым зверем… Но такие отвлеченные мысли быстро покидают голову. Уворот-удар-порез-отскок-блок… Это длится довольно долго. Я играю, я танцую, я – движение. Он уже почти весь в крови, его выпады замедлены, ослаблен сильной потерей крови. Меч из него я вытащила, но в основном работала кинжалами.
И вот он падает. Просто заваливается набок и лежит тяжело дыша. Я подхожу, и секунду просто стою над ним. Потом резво вгоняю меч ему в сердце. На миг он напрягается, потом тело расслабляется – он мертв. Провожу стандартную процедуру – на этот раз просто рисую пальцем на шерсти символ смерти. Отхожу и…
- Анима, что это было?
Ох, подсознательно я чувствовала, что он вернулся, что он наблюдает за мной. Я поднимаю взгляд. Он вышел из-за дерева и идет ко мне. Видит свет? Или все-таки еще слишком далеко? Но уже через миг все это становится неважно – меня накрывает. Адская, дикая боль пронзает тело и распространяется по всем клеточкам, проникая до мозга костей. Несется с кровью по венам, пульсирует в сердце, обжигает легкие. Я падаю. Нет, не на колени. Я валюсь на землю полностью, перекатываюсь. Мою спину выгибает дугой, и я кричу. Кричу так громко, что и сама от себя не ожидала. Или может это просто мой слух снова стал чувствительным? Где-то на задворках сознания я знаю, что Дэниэл подбежал ко мне. Что он зовет меня. Что он что-то мне кричит (Дэниэл? Кричит? Чудо!). Но перед моими глазами – лишь черный замок, а в ушах – шепот тысячи голосов. Я вырубаюсь.

@темы: Цитадель глава 1, книги, написано мной

19:53 

Темная цитадель. Из пепла к сиянию.

"Над нами только небо" (Диран)
Глава 1 Истоки (продолжение запись 12)

В деревне нас уже ждет его десятка, пришедшая в себя и тут же наставившая на меня арбалеты, на что я им лишь убийственно улыбнулась, как бы говоря «Одни и те же грабли, ребята. Одни и те же грабли». Поравнявшийся со мной Дэниэл хмуро махнул рукой со словами:
- А с вами я в столице поговорю.
Тон его, мягко говоря, грозовой. Ну да. Лучшая десятка и не смогла меня удержать. Право слово, я едва не рассмеялась. Я побеждала таких тварей, которым эти ребята на один клык. Нет, они, конечно, лучшие, но для борьбы с врагами королевства. Человеческими врагами. Для иных есть мы – наемники Н-класса. А мы одиночки в большинстве своем, в отличие от стражников, чья сила, зачастую в количестве.
От десятки прокатилась волна страха, едва не заставив меня пошатнутся. А они боятся его. Видно Дэниэл строгий руководитель.
- Пороть их будешь? – спрашиваю тихо, но все равно заслуживаю укоряющий взгляд Темного.
- Вообще-то это не твое дело. Но нет, не буду.
Какой-то он мрачный. Словно и не рад, что задание выполнено. Взгляд в землю, брови слегка нахмурены, губы сжаты… Что не так?
Я же вот не выгляжу как темная грозовая туча. А должна бы, ибо мне предстоит путешествие ко двору. А оно мне, мягко говоря, не нужно.
- И как мы будем добираться? – стараюсь выглядеть жизнерадостно, сама не знаю почему.
Ответ на мой вопрос вывели местные жители – двенадцать отборных скакунов.
- Серьезно? – не выдерживаю я. – На лошадях? Дэниэл, ты ведь шутишь?
- Успокойся, Анима. Мы едем верхом только до ближайшего телепорта и уже завтра после полудня мы будем при дворе, – спокойный голос Дэниэла никак не вяжется с его видом, но сейчас это не главная моя забота.
- Ни одна из этих перспектив меня не радует, Дэниэл. – я тоже хмурюсь, пытаясь привыкнуть к мысли, что скоро буду при дворе.
Мы выезжаем, как только все лошади готовы. Мне достался черный жеребец с характером, но мы быстро поладили.
И потянулись часы молчания, хмурых лиц, и косых взглядов. Десятка не может просто так взять и принять факт того, что какая-то девка двадцати двух лет отправила их в нокаут. Ох, чувствую, ночь сегодня будет не из легких.
Дэниэл едет с выражением отстранения от всего мира. Я буквально слышу как в его голове крутятся шестеренки. Легкий ветерок шевелит его волосы, но растрепать их силы не хватает.
Я заставляю своего коня поравняться с его (предварительно окинув презрительным взглядом одного из людей Темного, попытавшегося меня остановить):
- Так зачем я понадобилась королю?
Целую секунду мне кажется, что он сейчас рассмеется. Но он просто возвращается к крадущимся интонациям в голове:
- А ты не пробовала это выяснять перед тем, как набрасываться на моих людей, убегать, и соглашаться на поездку?
- Нет. Эти действия были бы произведены в любом случае. И если бы мне повезло, мне вообще не пришлось бы узнавать цель визита.
- Анима, тебе в любом случае пришлось бы…
- Просто ответь. Без нотаций.
- Это не нотации. Но хорошо. Король желает тебя видеть. У него там какие-то проблемы с призраком.
- Призраки – не совсем моя квалификация, – я сокрушенно качаю головой от осознания королевской глупости. – Я предпочитаю материальных противников. Да и при дворе ведь есть маг, так на кой ему я?
- Он запросил тебя, – пожал плечами Темный. – Не моя забота зачем.
- Ох, ты же знаешь, зачем я ему на самом деле, – я кривлюсь от недовольства.
- Анима, ты сама избрала этот путь. Смирись с последствиями.
- Так пусть же и король смирится с моим выбором.
- Король не из тех, кто должен с чем-то мирится.
- Я тоже.
- Где твои ножи?
- Пялился на мои ноги? – я улыбаюсь, довольная, что он не смог меня сбить с толку сменой разговора.
- Ты меня знаешь.
Больше он ничего не говорит. Да, Дэниэл из тех людей, которым больше ничего не нужно говорить. Потому что я знаю ответ на свой вопрос и без его слов. Он осмотрел меня с ного до головы, ответив каждую складку одежды. Но не потому что ему нравится мое тело, а потому что только так он мог выяснить точное количество оружия на этом самом теле.
Мы замолкаем, каждый погруженный в свои мысли.
Я не думаю, что мое возвращение ко двору это хорошая идея. Во-первых, мне не избежать промывки мозгов от нашего дорогого короля, во вторых – не сейчас. Не когда я меняюсь, не зная, что со мной происходит. Если при дворе заметят хоть что-то, то меня запрут в лаборатории и будут исследовать как крысу, мотивируя это тем, что якобы пекутся о моей безопасности. Голос разума на затворках шепчет, что вообще-то мне не помешало бы пройти квалифицированное исследование и наконец, узнать, что со мной и чем мне это грозит. Но те ведуны у которых я была не смогли дать ответа и сама я ничего не нашла ни в архивах ни в библиотеках. Зеленый свет в глазах… Признак ведьм и эльфов леса. Но я с уверенностью могу сказать, что я не то и не другое. Так что же я? Точнее, что со мной? Ведь раньше этого не было. Простая девушка с простыми возможностями. Заносчиво переоценившая свои возможности и взявшая задание, которое ей не по плечу. И провалившая это задание абсолютно и бесповоротно.
День выдался теплым, но чем ближе подходил вечар тем больше холодало. Середина октября дает о себе знать. Я знала, что мы будем останавливаться на ночлег, потому как если ехать без остановок мы прибыли бы к телепорту намного раньше. С одной стороны мен нужно не перенапрягаться сейчас и вести себя очень осторожно, с другой – хочется как можно быстрее покончить с этим королевским делом.
- Обязательно останавливаться? – я снова доганяю Темного.
- Анима, то, что ты очень сильная девушка не значит что и мы такие отдохнувшие, – в его мягком голосе проявляется легкая хрипотца. – Мы уже третьи сутки не спим в погоне за тобой.
- Сейчас должен последовать комментарий от твоей десятки, гласящий «Именно поэтому ты так легко меня побила».
- Они будут молчать пока я не дам им слово или пока не появится опасность. Они, в отличие от тебя, на работе.
- Ты держишь их в ежовых рукавицах? – мои губы трогает улыбка. – Это так на тебя похоже.
Он лишь приподнимает уголки губ в загадочной улыбке.

@темы: написано мной, книги, Цитадель глава 1

05:45 

Темная цитадель. Из пепла к сиянию.

"Над нами только небо" (Диран)
Глава 1 Истоки (продолжение запись 11) Черновик (прочитавшим прошу отписаться насколько эта запись нудная)

То, что он найдет меня – даже не обсуждается. Мне кажется, он нашел бы меня и в других мирах, если бы мне удалось в них скрыться. Он, как начальник стражи самого короля и как негласный глава тайной службы может найти кого угодно и где угодно, но походу на мой счет у него особый талант. Зачем я тогда убегала? Все просто. Чтобы встретить его на своей территории. Желательно без его «десятки» - десяти лучших воинов этой страны, подчинявшихся только ему и больше никому. Даже король не мог им приказывать. Только Дэниэл.
Вот почему меня преследовало дикое желание убраться подальше. Обострившаяся интуиция намекала, что они рядом. Что лучшая десятка идет за мной. Вот же ж незадача!
Скрываюсь в лесу, зная, что он уже идет по следу, как гончая, специально натасканная на мой запах. Ухожу подальше в дебри и останавливаюсь возле высокой, красивой березы, уже почти сбросившей листья. Опираюсь на ее ствол спиной и просто жду, слегка поигрывая кинжалом. Мой нос улавливает запах осени, заставляя принюхиваться (это какой-то неожиданный инстинкт, заставляющий меня задуматься о его природе)
- Почему ты бежишь от меня, Анима?
Этот голос, который мягче чем шелк; с непонятными низкими нотками, вызывающий ассоциацию с полумраком комнаты, освещенной только маленькими свечами… Дэниэл.
Он стоит метрах в пяти от меня. Такой весь расслабленный. Его снова отросшие волосы цвета, который иначе как «темный» и не определишь, слегка шевелятся на ветру. Я прекрасно помню, что когда на них попадает солнце, то появляется темно-медный отблеск. Его прекрасно очерченные темные брови вопросительно изгибаются, а в темно-изумрудных глазах кроется… нет, я не буду смотреть ему в глаза. Он одет в свою любимую темно-коричневую куртку и почти черные штаны. Удобные сапоги из темной кожи имеют мягкую, но прочную подошву – это дает ему возможность передвигаться почти бесшумно. За то, что в его образе такое обилие темности, его прозвали Темным. Иногда к Темному добавляют Следопыт, за умение находить всех и вся. Он ждет ответа, а я просто смотрю на него и думаю, что же значит это его обращение. Глупо? ДА!
- Ты заставляешь меня бежать, Дэниэл. – я отвечаю спокойно, стараясь не выдать своего напряжения.
Наемник Н-класса или глава тайной службы? Кто из нас победил бы в реальном бою? Да, в мою голову лезет всякая чушь.
- Разве? – на его лице проявляется удивление.
Ну почему все наши разговоры всегда несут ощущение двойственности и подтекстов? Словно все слова между нами – это игра. Странная, непонятная никому игра.
- Да, – легкое пожимание плеча.
- Я так страшен? – он знает, что это глупый вопрос.
- Нет.
- Тогда почему ты бежишь?
Он добивается, чтобы я сказала это вслух. Чтобы опять начать читать мне двухчасовую проповедь. Но я не хочу это слушать.
- А ты как думаешь? – иду на хитрость.
- Мои мысли могут отличаться от твоих мотивов, – он тоже слегка пожимает плечами. – Так что это ты мне скажи.
- А вдруг совпадет? – где-то в глубине души я понимаю, что это пустой разговор, который ни к чему не приведет. Мне придется сказать то, что он хочет и выслушать его речь.
- Все может быть. Так почему? – он делает шаг ко мне, заставляя меня непроизвольно напрячься. – Почему ты бежишь от меня?
- Дэниэл, ты знаешь ответ. – он удостаивается от меня не одобряющего взгляда.
- А вдруг я ошибаюсь? – всем своим видом он старается показать серьезность разговора, но в уголках губ предательски прячется улыбка.
Он очень резко улыбается в открытую. Слишком редко. Это грех для обладателя столь прекрасной улыбки.
Позволяю себе долгий изучающий взгляд. Возможно где-то в иной жизни, в параллельной вселенной между нами были бы чувства огненной страсти и всепоглощающая любовь. В другой жизни. И параллельной вселенной. В ином времени и измерении. И только так.
- Хорошо, - мне надоела игра, которую я сама и затеяла. – Я бегу не от тебя, Дэниэл, а от твоей службы. От короля и двора. Доволен?
Всплеск раздражения от упоминания двора рушит мою осторожность, и я с вызовом смотрю ему в глаза. На миг наши взгляды встречаются, и в этих темно-зеленых кристаллах я вижу, при каких обстоятельствах он ответил бы «доволен». Черт.
- Анима, ты же понимаешь, насколько глупо ты себя ведешь. Это ребячество по поводу двора и Его Величества. Он ведь не сделал тебе ничего плохого…
- Дэниэл, заткнись, – в моем голосе мягкое предупреждение.
Сейчас я не в настроении выслушивать его нотации.
- Если бы ты просто пошла со мной, в моих словах не было бы нужды, – легчайшее пожимание плечом.
Издевается. Он. Надо мной. Издевается. Подавляю желание на него зарычать.
- Зачем мне идти с тобой? Зачем ты вообще служишь ему? – пытаюсь тянуть время.
Дэниэл, я вправду не хочу тебя бить.
- Тебе нужно пойти со мной, потому что так желает Его Величество. А служу я ему, потому что так желаю я. – мягкие, бархатистые интонации и он на шаг ближе.
Ох, я ведь и вправду не хочу тебя бить.
- А где в этой прекрасной схеме то, чего желаю я? – мягко отступаю, стараясь не насторожить его.
- Анима…
- Ох, перестань, – слегка взмахиваю рукой от легкого приступа негодования. – Во всей этой истории с королем мои желания не учитывались никогда.
- Что перестать? – он мягко, лишь слегка улыбается.
Он словно не слышал моих последних слов. И когда он успел подойти так близко?
- Ты и сам все прекрасно понял, – в моем голосе проскальзывает намек на сарказм.
- Почему бы тебе просто не сказать? – в его голосе появляются гипнотические нотки.
Дэниэл, я всерьез не хотела тебя бить.
- Почему бы тебе просто не отстать? – молниеносное движение и кончик моего меча упирается ему в горло.
- Я не могу, Анима. – он слегка разводит руки, показывая, что сдается. – У меня приказ.
- Не все приказы можно исполнять, Дэниэл. – мой тон меняется на отстраненный, даже слегка холодный.
- Но этот можно, – искры и мягкость сменяются опасностью.
Боги, как же может затянуться разговор, если не хочешь вредить противнику! Будь на месте Дэниэла кто-либо другой - я уже шагала бы по просторам родины широкими шагами, нейтрализовав преследователя. Но тут есть пара но:
Никто кроме Дэниэла не смог бы меня найти в столь короткий срок (Не больше полугода, когда я в последний раз попадалась на глаза королевский страже)
И никого кроме Дэниэла за такой норовистой птичкой не послали бы (Король ведь тоже не дурак)
- Нельзя. Я не пойду с тобой, Дэниэл.
- Мне что, нести тебя, перекинув через плечо? – его интонации смешиваются и сложно определить истинный тон слов. – А не будет ли это унижением твоего достоинства?
- Ты сначала на плечо-то забрось, а потом раздумывать будешь, – позволяю себе смешливые нотки (ишь, че удумал, на плечо, ха!)
Он отбивает мой меч в сторону и плавно, но быстро шагает ко мне. Наши губы неожиданно оказываются в сантиметрах друг от друга… Клац! И наручники на моих запястьях. Черт, не думала, что это будет так легко. Вообще-то освободиться от оков для меня не составит труда, но он ведь тоже это знает. Поэтому его руки поверх наручников, для достоверности.
- Лучше бы тебе пойти самой, – он задумчиво меня разглядывает, словно уже примеривается, как поудобнее через плечо перекидывать.
- Дэниэл, я не хочу причинять тебе вред, – мягко предупреждаю я.
- Я тоже, но ты вынуждаешь меня.
От осознания того, что на мне наручники из глубины души поднимается огненная волна злобы. Даже ярости. Все сильнее и сильнее она затопляет мой разум, сметая сознание. Я чувствую, как глаза изменяют цвет.
- Дэниэл. – я держусь из последних сил. – Снимай их немедленно!
Последние слова я почти кричу. Пришлось опустить голову, чтобы скрыть глаза. Мое дыхание становится чаще, я теряю контроль.
Оковы исчезают. Дэниэл, умный, сообразительный Дэниэл. Ты будешь жить вечно.
Из моей злости будто вынули стержень, и она быстро пошла на спад. Вот только… на ее место пришла боль. Боль столь сильная, что я буквально валюсь на колени. Только бы не закричать!
Где-то на грани слуха я слышу обеспокоенный голос Дэниэла. Он что-то спрашивает, скорее всего что со мной. Рычу сквозь стиснутые зубы. Боль поднимается из глубин и медленно, но верно затопляет все тело, пронимая слишком глубоко. И я не выдерживаю. Крик срывается с моих губ, заставляя птиц с близлежащих деревьев с шумом разлететься. Почти все время я держу глаза закрытыми – свет слишком силен и слишком больно.
Постепенно боль отступает и я чувствую руки Дэниэла на своей талии. С удивлением осознаю, что он тоже на земле и я у него на коленях, прижата к нему спиной, и он держит меня, не давая упасть на землю.
Темный, ты отправишься в рай.
Я затихаю, приходя в себя. А он теплый. Такой уютно теплый, что не хочется вставать и снова ругаться. Но я буду не я, если просто сдамся.
- Что это было?
Его тихий голос у самого моего уха. То, что на секунду заставляет сердце замереть. Но уже в следующую секунду я вскакиваю на ноги и отступаю:
- Не важно. Дэниэл, прошу, отпусти меня.
- После того что я видел? – он продолжает сидеть на земле, глядя на меня снизу вверх, такой беззащитный. – Ни. За. Что.
- А что ты видел? – в моем голосе легкий налет истерики. – Ничего такого.
Я не хочу, чтобы он начал копать, чтобы догадался, что со мной что-то не так.
- Ты кричала, Анима. – указывает он. – Просто так ни с того ни с сего. Ты кричала от боли. Не думаю что это «ничего такого».
- Дэниэл, не нужно. Просто отпусти меня, – чувство растерянности отражается в просящих нотках.
- Не могу, – он встает, отряхивается, и смотрит на меня своими кристально-зелеными, пронзительно-чарующими глазами. – Не могу. Не после того, что я увидел. Пойми, это может быть опасно для тебя. Ты хоть знаешь что это?
Вот поэтому я не хотела его видеть. Он ведь теперь не отстанет. Секунду рассматриваю возможность просто убить его. Тут же с ужасом одергиваю себя, понимая, насколько нечеловеческая мысль посетила мою голову.
Этот его изучающий взгляд. Такое ощущение, словно он сейчас видит все, что только можно увидеть. И что нельзя тоже. Все твои мысли, все чувства, все, что было и даже то, что будет. Поспешно отвожу глаза, чтобы наши взгляды не встретились.
- То есть до приступа такая вероятность была? – не могу удержаться, и не подколоть его.
- Хорошо, - он пожимает плечами. – Поймала, не было.
Шаг ко мне. Мой меч на земле. Черт.
- Дэниэл…
- Я знаю. Не надо, – он улыбается.
Мягко, чарующе, словно между нами что-то есть.
Но именно это заставляет меня напрячься. Не в этой жизни. Не в этой вселенной.
Раздумываю над тем, чтобы ранить его и скрыться. «Нападение на главу королевской стражи? Серьезно?» - иронично вопрошает внутренний голос.
Вот поэтому я не люблю стражников. Если с убийцей типа Джаниса я могу делать все что угодно, то за стражника можно серьезно влипнуть. Тут конечно стоит заметить что если я убью Джаниса то его друзья-убийцы пойдут по моему следу… но убийцей больше, убийцей меньше… А вот раз за разом убивать стражников это не к добру.
Пойти с ним? Добровольно отправится ко двору. От одной мысли об этом меня передергивает. Ну почему они не отстанут от меня? И тут в голову приходит мысль, от которой на моем лице появляется милая такая, убийственная улыбка, от вида которой уже почти подкравшийся ко мне Дэниэл замирает в нерешительности.
- Хорошо, - была бы я вампиром - сверкнула бы клыками. – Я пойду с тобой.
Поднимаю меч, возвращаю его в ножны, разворачиваюсь и иду в сторону деревни, не ожидая, пока он придет в себя.
Всю дорогу он молчит, следуя за мной по пятам.
Задаюсь вопросом, что творится в его темной голове, но спросить… это слишком, как бы это сказать, глупо.

@темы: Цитадель глава 1, Я, книги

21:13 

Темная цитадель. Из пепла к сиянию.

"Над нами только небо" (Диран)
Глава 1 Истоки (продолжение запись 10)

Утро здоровается со мной дико яркими лучами солнца, сменяющими приятные предрассветные сумерки. Как только солнечный свет касается окон дома, на крыльцо выходит староста, глядя на меня вопросительным взглядом.
- Дело сделано, – мой тон слегка резковат, но это оправдано тем, что мне пришло так долго тут задерживаться, вопреки своему желанию убраться подальше.
- Пойдем, позавтракаете и получите плату, – он жестом приглашает меня в дом.
Да, позавтракать не мешает. Я поднимаюсь с крыльца и вхожу в дом, хоть что-то внутри меня настойчиво нашептывает «уходи».
Завтрак - манная каша и пирожки с яблоками - оказался вкусным (толи и вправду хорошо готовят, толи оголодала я). Но главный сюрприз обнаруживается, когда я, забрав свою плату, выхожу во двор, где меня встречают десять бравых парней. Выстроившись плотным полукругом, они целятся в меня из многозарядных арбалетов. Ребята в полном обмундировании, при знаках короля на плечах. Королевская стража. Чего?? Но мое удивление и непонимание рассеиваются, как только я замечаю стройную и до жути знакомую фигуру, спокойно стоящую за ощерившимся стрелами полукругом. Увидев, что я его заметила, он выходит вперед, заставив парней податься в стороны.
На долю секунды наши глаза встречаются. И сотни, тысячи слов, которые никогда не будут произнесены, пролетают между нами. Его мысли, эмоции, чувства, ударяют меня, перехватывая дыхание. Лишь краткий миг не существует ничего, кроме нас двоих… Но потом он прикрывает веки, обрамленные густыми темными ресницами, и мир вокруг нас проявляется вновь. Связь разорвана, я снова крепко стою на ногах.
- Дэниэл. – в моем голосе сладкий яд. – Твои парни целятся в меня из арбалетов.
На его прекрасном лице мелькает улыбка. Лишь на миг его идеально очерченные губы изгибаются, и снова замирают в вечной серьезности.
- Они лишь выполняют свою работу, Анима. – его голос мягок, но он всегда так говорит.
Анима… Так меня называет только он. И что это значит – загадка для всего мира. Загадка, решения которой нет. Отбрасываю мысли об этом, переходя к загадке, ответ на которую могу получить здесь и сейчас:
- Зачем вы здесь?
- Мы пришли за тобой, – в уголках его губ таится улыбка.
Он знает…
Местные толпятся в тенях домов, с любопытством и опаской наблюдая за разворачивающейся картиной.
- Зачем я вам, Дэниэл? – мой голос тих, а рука сжимает в кармане сюрикен.
- Король желает тебя видеть, Анима.
Я прыгаю. Со стороны это смотрится как нечеловеческий прыжок, но мне это не составило особого труда. Наши тела стыкаются, и мы падаем в пыль. Мой кинжал у его горла… нет. Он перекатывается, подминая меня под себя, и исхитряется отвести руку с кинжалом. Бью его локтем свободной руки в висок (слегка промахиваюсь) и снова оказываюсь сверху. Но это ненадолго…
Думаю, посмотреть на битву главы королевской стражи и наемника Н-класса экстра уровня сбежалась вся деревня. Но им вряд-ли было много чего видно – десятка обступила нас кольцом и арбалеты все еще целились в меня. Они не стреляют, значит приказано привести живой.
- Прости, Дэниэл, но у меня другие планы, – шепчу я, когда в нашем перекатывании наступает легкое затишье.
- Не прощу, – он мгновенно оказывается сверху. – Ты пойдешь со мной, Анима меа.
- С тобой – хоть за край света, – я смеюсь, легким движением отталкиваю его и замираю, припав к земле, как зверь. – Но не к королю.
Он замирает напротив в аналогичной позе, глядя на меня своими гипнотическими кристаллически-зелеными глазами, в которых плещется смех.
Мы могли бы драться вечно, ведь проблема в том, что мы не желаем друг другу вредить. Но он знает, что если речь идет о короле – я смогу пересилить себя и… Я бросаю пыль в эти прекрасные глаза, мысленно прося прощения, и нападаю на его людей. Вот этих у меня нет причин щадить. Но все же я не причиняю им большого вреда – только вывожу из строя…
И к тому моменту. Когда он протер глаза – меня уже нет.

@темы: книги, Цитадель глава 1, написано мной

21:10 

Темная цитадель. Из пепла к сиянию.

"Над нами только небо" (Диран)
Глава 1 Истоки (продолжение запись 9)

Просыпаюсь от назойливого шепота в голове. У темного наречия странное звучание. Певучее и резкое одновременно. Картина черного замка горит под веками. Иногда это начинает меня беспокоить.
Выхожу на улицу с последним лучом солнца, едва успев увидеть, как он угасает. Черт, сегодня я пропустила закат.
На крыльце сидит староста. Она напоминает сторожевую собаку. Долгую секунду внимательно его изучаю, в ответ на промелькнувшую мысль «а не от вурдалачьей ли природы он так похож на пса?» Но нет. Он пес. Сторожевой пес, охраняющий свой двор. А вурдалак – подобие волка.
- Идите в дом. Пришло мое время, – впервые мой голос приобретает мягкий акцент.
Видно, что он устал. Перед тем, как уйти, он берет мою руку, вблизи изучает браслет и устало произносит:
- Женщины редко доживают до твоего уровня. Это вызывает недоверие. Прости. И убей эту тварь.
Он уходит, заложив во мне подозрение, что вурдалак и до него достал. Но меня не волнует, кому и что он сделал. Моя задача проста – убить. Вот и все дело.
Выхожу на середину площади и единым движением ложусь на спину. Чувствую, как по мере того, как чернеющая синева накрывает небо, мои глаза становятся зелеными. Стараюсь дышать медленно и глубоко, пытаясь загнать это изменение обратно вглубь. Я знаю, что следует за изменением глаз. Боль. Дикая боль. Отстраненная часть сознания констатирует, что раньше глаза изменялись только после сильно нагрузки. И замок появлялся реже.
«Это прогрессирует» - шепчет внутренний голос. – «С этим нужно что-то делать».
Но я отметаю эти мысли и просто слушаю. Слушаю, как постепенно замолкает гомон людей в домах, как мир накрывает ночная тишь. Замолкает собака, лаявшая где-то на другом конце деревни, замолкают гуси, раскричавшиеся минуту назад, замолкает все. И вот над покрытым тьмой миром настает тишина. Теперь только мое дыхание и стук моего сердца.
Тук-тук.
Тук-тук.
Тук-тук.
Вдох. Выдох. – Дыхание не мое. Он здесь, где-то рядом, тоже слушает мое сердце.
Тук-тук.
Тук-тук.
Он знает что я слышу его. Я знаю, что он слышит меня. Но никто из нас не подает виду. Чем это закончится? Кто-то должен сделать первый шаг.
Я встаю. Возможно, он все же считает, что человек не способен слышать его дыхание с такого расстояния. Он прав. Человек не может. А я могу. Хоть и человек. Стоит попробовать на этом сыграть. Осматриваюсь по сторонам, и иду к ответвлениям улиц. Не прямо на звук, но и не в противоположную сторону. Так, словно бы ничего не знаю. Так, словно просто решила пройтись.
Я иду по улицам, слыша, как он идет рядом, чувствуя, как он наблюдает за мной. Пытается вычислить, насколько близко можно подобраться, чтобы я не услышала. Из нашей прошлой встречи он знает, что у меня быстрая реакция. И слух лучше, чем у среднестатистического человека. Но вот насколько лучше – для него загадка. Я задумываюсь, а на кой черт я так осторожничаю с каким-то вурдалаком? Он не так силен, чтоб я так переживала. Но разум напоминает, что я ранена и мне не стоит сейчас рисковать по мелочам.
Он приближается, двигаясь параллельно мне. «Ну же» - мысленно прошу я – «Нападай»
И он не выдерживает. Я слышу, как он взбирается на крышу, пару шагов крадется по кромке, наблюдая за мной, проверяя, не услышала ли я его. Но я продолжаю просто идти. И он прыгает. За секунду его полета мои глаза вспыхивают зеленью и я со скоростью, которой даже сама от себя не ожидала, выхватываю меч. Его встречает уже обнаженный клинок, прошедший точно сквозь сердце. Он коротко взрыкивает и я отталкиваю его, заваливая на землю. Вообще то, его веса должно было хватить, чтобы завалить меня на спину, но зелень в моих глазах придает мне сил. Довожу дело до конца – коротким движением отрезаю ему голову. И роняю меч. Вот она – расплата за силу – дикая боль пронзает тело, в сознании вспыхивает картина Темной Цитадели, шепот в голове гудит пчелиным роем… Все исчезает так же резко, как и появилось. Делаю медленный, глубокий вдох и сжимаю зубы в приступе бессильной ярости. Это усиливается. С каждым новым делом, с каждой новой смертью. Все сильнее и сильнее. И я ничего не могу с этим поделать. Ярость прорывается в низком, глухом рыке. Не думала, что человеческое горло может издавать такие звуки. Поднимаю меч и иду к дому Совета. Дело сделано. Больше меня здесь ничего не держит. Но мой стук усиленно игнорируют. Да, они действуют по правилам, но во мне неожиданно проснулось непреодолимое желание покинуть эту деревню. Но выбивать дверь – это слишком. Можно ведь и на рогатину напороться. Поэтому приходится ждать рассвета. Пнув дверь напоследок, усаживаюсь по удобнее и принимаюсь чистить меч, тихо бормоча ему благодарность. Да, я разговариваю с оружием.

@темы: цитадель глава 1, написано мной, книги

23:13 

Темная цитадель. Из пепла к сиянию.

"Над нами только небо" (Диран)
Глава 1. Истоки (продолжение запись 7)

Я стою на вершине невысокого холма в лучах закатного солнца и смотрю на горизонт. Яркие оранжево-красные лучи подсвечивают облака на половине неба, превращая их в полыхающее зарево. Но облака у самого горизонта я вижу с теневой стороны и они кажутся мне необычно черными. Это буйство красок ласкает мое восприятие, проникая в душу и поднимая там волну странного чувства, сильно смахивающего на бунтарство. Есть что-то еще, что-то неуловимое, как давно забытое воспоминание, но оно слишком слабо, чтобы испортить мне ощущения. Мое сердце бьется сильнее и чаще, заставляя слегка ускоренно дышать. Я обожаю закаты, я уже говорила? Они, несмотря на схожесть красок, совсем не похожи на рассветы. Рассветы мягче, нежнее. Они вызывают светлое поднятие духа и умиленную улыбку. Закаты же жестче. Они ближе к темным ощущениям. Они ярче, сильнее и крепче. Они заставляют выпускать когти в возбужденном ожидании. Стоп, что? Когти? О, Свет, какие когти? Бросаю быстрый взгляд на руку – нет никаких когтей. И быть не может, я ведь человек!
Глубоко вздохнув в попытке успокоить учащенно бьющееся сердце, я перевожу взгляд ниже, где у подножия холма расположилась интересующая меня деревня. Небольшое поселение в пару десятков домов. Защитная стена более-менее крепкая, в человеческий рост. Дыр и иных повреждений нет. Окрестности очищены, прекрасно просматриваются. Люди здесь явно заботятся о своей безопасности, а не ноют, что мир вокруг слишком жесток.
С последним лучом солнца я вхожу в ворота, тут же закрытые за мной на ночь вратарем.
- Вы тут по какому поводу? – не совсем доброжелательно, но и без враждебности полюбопытствовал стражник.
- Я тут по поводу вурдалака. – с нейтральной интонацией отвечаю я.
Я всегда придерживаюсь ее во время работы.
- Это хорошо. – тут же добреет стражник, хотя взгляд его остается недоверчивым. – Проходите, староста в доме совета.
Дом совета. Эта деревня – редкий случай, когда эта формулировка не вызывает у меня насмешливой улыбки.
Идя по улице, я внимательно осматриваю окрестности и запоминаю все, что может пригодиться. А пригодиться может все. Да-да.
В этот раз луд не собирается посмотреть на диковинку. В комнате только я, староста и пара его советников. Староста – высокий мужчина средних лет, чем-то сильно смахивающий на овчарку, изучает меня цепким, внимательным взглядом, явно решая, стоит ли мне доверять эту работу.
Я сижу на крепком деревянном стуле, расслаблено откинувшись на спинку. Распахнутый плащ открывает кинжал и шесть сюрикенов, прикрепленных к специальным повязкам на ногах. Они – мой запасной вариант ножей. Но я понимаю его недоверие. Женщины в моей профессии редко доживают до приемлемого для него уровня мастерства.
- Вы уверены, что сможете выжить, и нам не придется тратить деньги на ваши похороны? – наконец спрашивает староста,
Его тон спокоен как море во время штиля.
Я молча закатываю правый рукав, показывая ему широкий серебряный браслет со сложным узором. Это – показатель моего уровня. Такие браслеты носят единицы.
Староста меняется в лице. Но не как обычно – спесь меняется страхом. Нет, на его лице и раньше не было спеси. Он просто начинает воспринимать меня всерьез.
- Хорошо. Наша цена – десять золотых.
Я окидываю взглядом комнату, потом сосредотачиваю его на старосте, заставляя его внутренне поежится:
- Мне нужна вся имеющаяся у вас информация.
Под моим взглядом староста нервно сцепляет руки:
- Он появился месяц назад. Сначала забрался в курятник. Мы не придали этому значения, подумав, что это лиса, но периметр проверили. Но результатов – ноль. А на следующую ночь он загрыз корову нашей ткачки. Вот тут то мы и увидели следы. Странные следы, которые дед Борис опознал как следы вурдалака. Люди забеспокоились, но доказательств не было…
- Пока? – подаю голос я, увидев, как он притупил взгляд и замолчал.
Это говорит о том, что произошло нечто не совсем хорошее.
- Пока он не напал на рыбака, возвращавшегося поздно вечером. Все это видела дочь пекаря. Девочка выжила, хоть след останется на всю жизнь. С ее то слов мы и убедились, что эта тварь не просто забредший волк.
- Это все очень интересно, – я снова перевожу на него взгляд. – А теперь по делу. Сколько девочке лет?
- Тринадцать, – на лице старосты появляется тень недоумения. – Мы проверили ее – она чиста.
- Я могу с ней поговорить?
- Нет, отец отправил ее с матерью к сестре в другое селение.
- Плохо, – я разочарованно качаю головой. – Тогда вы. Девочка горорила какого цвета шерсть?
- Она описала его как «здоровенный вурдалак с горящими глазами»
- И вы не стали уточнять детали? Даже не стали уточнять, откуда тринадцатилетний ребенок знает, что это именно вурдалак? – с долей раздражения разочарованно уточняю я, начиная сомневаться в компетентности местного населения.
- Девочка была напугана. Она и пару слов еле сказала. – в голосе старосты появляются защищающие нотки. Овчарка скалит клыки.
- Хорошо, – я снова откидываюсь на спинку стула, внутренне пытаясь припомнить когда успела наклониться вперед. – Кто-либо умирал в последнее время?
- Нет. Мы проверили. Могилы повторно запечатали. Скорее всего пришлый.
- Позвольте мне делать выводы, – резко обрываю его дальнейшие рассуждения.
Не люблю, когда люди, ничего не смыслящие в нечисти начинают мне объяснять что да как.
Староста раскрывает сжатые до того руки, словно в позволительном жесте. Я встаю:
- Я думаю, у вас хватило ума ввести комендантский час?
- Да, конечно, – по его глазам видно, что он слегка обижен моим отношением к его ответственности.
- Тогда сегодня я остаюсь на улице. Предупредите людей, что если я кого увижу – сначала убью, а потом буду разбираться. Это ясно?
- Да. – он встал и сделал жест советнику.
- И еще. Мне нужна вода, молоко и сахар.
- Хорошо. – еще один жест второму советнику. – Это все?
- Нет. – я тоже встаю. – Если у зверя будут красные глаза – моя цена пятнадцать и не медькой меньше.
В этот раз старосте пришлось секунду подумать, прежде чем в очередной раз кивнуть.
- И молоко должно быть холодным. – крикнула я вслед уходящему советнику.
Ато знаю я этих добродетелей. Сейчас принесет парного, и сиди тогда над кружкой, жди, пока остынет.
Мои требования были выполнены в рекордные сроки. Добавив в молоко, оказавшееся почти ледяным (и как они этого добились?), сахар, я быстрыми движениями ложки заставила его раствориться и несколькими большими глотками осушила стакан. Потом вымыла руки и хорошо умылась, не обращая внимания на удивленные взгляды местных, принесших мне все это. Позволив им забрать уже не нужные вещи, снимаю плащ и кофту, оставшись в обтягивающей майке, и разбинтовала руку. Процесс заживления проходит прекрасно, что заставляет меня улыбнуться. Уже можно было бы оставить незабинтованным, но сегодня может случиться драка. Поэтому я смазываю раны заживляющей мазью и снова перевязываю руку. Одеваюсь и выхожу в ночь.
На крыльце сталкиваюсь со старостой:
- Люди предупреждены? – мой голос начинает пропитывается льдом, как и всегда, когда я предчувствую чью-то смерть
- Да. – он кивает, глядя на меня со странным, смешанным чувством.
Я молча ухожу во тьму.

@темы: книги, написано мной, цитадель глава 1

04:17 

Темная цитадель. Из пепла к сиянию.

"Над нами только небо" (Диран)
Глава 1 Истоки (продолжение запись 6)

- Кукарекууууу!
Черт! Подрываюсь на кровати, как ужаленная. Секунд десять уходит на осознание реальности, потом я не скрываю гримасу, состоящую из смеси раздражения и боли. Чертова птица! Вскакивая, я потревожила руку и теперь расплачиваюсь остро выраженным жжением в области повреждений, нанесенных острыми предметами, предположительно когтями. Проще говоря: Как же больно то! А ведь должно бы уже начать затягиваться… Сев поудобнее, разбинтовываю раны. Да, края уже начали стягиваться, но я слишком резко дернула рукой, что привело к смещению тромбоцитного покрова, проще говоря – я снова открыла рану. Порывшись в сумке, присыпаю повреждения лечебным порошком. Нужно будет найти подорожник. Да. Снова забинтовываю руку и натягиваю кофту с длинными рукавами для лучшей фиксации.
Внизу меня уже ждет напиток из цикория, а хозяйка провожает настороженным взглядом. И хоть от ночного состояния не осталось и следа, я все равно выпиваю «лекарство» и выхожу на улицу. Усевшись в тени ивы, растущей почти посреди двора, я достаю измазанный в крови твари меч:
- Прости, брат, но сама чуть в мир иной не отошла. – (да, я извиняюсь перед оружием).
Я должна была его почистить сразу после боя. А не через сутки. За это мне стыд и позор. Да-да. Можно даже публичную казнь.
Уже дочищая кинжал, понимаю, что ножи остались в звере. Придется покупать новый комплект. А местным не забыть сказать, что если пойдут за шкурой, чтоб ножи оставили – потом выкуплю.
- Завтракать будете?
Это хозяйка на крыльце. Взгляд все такой же настороженный, меж бровей складка. И что она так переживает?
- Естественно. – возвращаю кинжал в ножны и иду в дом.

Полного заживления я дожидаться не стала – ушла, оставив Тарку у хозяйки – Джанис заберет, когда доберется. Лошадь была не сильно этим довольна, но, думаю, переживет.
Местные поведали мне, что в трех днях пути завелся вурдалак необычайной силы и спасу от него нет. Необычайная сила – конечно преувеличение, но сейчас, когда я так ослаблена, это в самый раз. И денег подзаработаю, и шкуру сохраню. За Зверя мне никто не заплатил, так как убила я его по собственной инициативе, чем сохранила финансовое благополучие окрестных деревень. И угробила свое. Но главное, что он теперь все-таки мертв. А это стоило бы даже больших лишений. Поднимаю глаза к небу. Яркая синева восточной стороны – контраст полыхающему закату. Именно такой глубокий синий цвет – отдых для моих глаз. На лице сама собой появляется улыбка. Хорошо, что я иду на восток. Вообще я люблю закаты. Яркость и мощь его красок. Сияние, проникающее глубоко в душу. Угасающий день, напоследок полыхающий так, словно завтра не наступит… Но сейчас мне важнее глубокая синева уже находящегося в тени неба. Она успокаивает и приносит мир в мою душу. И горести отступают, и можно вдохнуть свободно.
На ночь останавливаюсь вод сенью огромной ветки вековой ели. Она спускается до земли, образуя как бы свод. Маленькая берлога, так сказать. Для начала, конечно, проверяю, не живет ли в столь прекрасном месте кто другой. Но нет, «домик» свободен. Многим может показаться неудобным и неприемлемым такой ночлег. Но я предпочитаю лес домам. Это странно, как считают большинство людей, но я никогда не стремилась быть нормальной. Одна моя профессия чего стоит! Я не хочу семью и детей, как большинство девушек моего возраста. Я не хочу свой дом и мужа. Я хочу свободы. И это все, что мне необходимо.
Вечер я встречаю в своем логове, сидя привалившись спиной к стволу. Ель может измазать меня смолой, но этой одежде все равно уже не долго осталось, а запах смолы и хвои поможет спрятаться от вурдалака во время охоты. Пока совсем не стемнело – читаю небольшую книгу о полезных свойствах растений. Может пригодиться в ближайшем будущем. С наступлением темноты ухожу в царство снов.
В кои то веки просыпаюсь сама. Ни тебе грохота, ни криков – лес спит и вокруг та самая звенящая тишина. Предрассветные сумерки – время, когда сон наиболее крепок, но совсем скоро проснется первая птичка и лес наполнится ее песней, эхом отдающейся в еще спящем лесу. Слушаю тишину – еще одно мое любимое, но странное занятие. Иногда тишина – это больше чем звук. Из-под коряг выползает туман, медленно, но бесповоротно. Встаю и, потянувшись, выхожу из своего укрытия. Вчера я сидела тут в паре шагов несколько кустов подорожника.
Вернувшись с добычей, снимаю повязку с руки. Царапины уже почти затянулись, но еще нестабильны. Прикладываю новую порцию подорожника и снова забинтовываю. Эх, мне бы подождать, пока рука полностью заживет! Но уже назначена цель и каждый лишний день - лишняя жертва. Справившись с перевязкой и собрав вещи, продолжаю путь. Сегодня к вечеру должна бы прибыть на место.
И вот она – та самая первая птичка. Ее тоненький голосок звоном разрывает тишину и уже через секунду лес взрывается песнями и криками. Хватаюсь за голову, едва не падая на колени. Этот звук… О, Боги, до чего же он громкий! Долгие три секунды мои уши привыкают к этому гомону, после чего я все же могу вздохнуть свободно. Со мной что-то не так и это видно невооруженным глазом. Я не должна так сильно реагировать на звуки. Надеюсь, это не скажется на моей трудоспособности. Ибо в моей профессии ошибаются один раз.

@темы: цитадель глава 1, написано мной, книги

Kira Valarika

главная